КРИЖАНОВСКАЯ И.А. К вопросу о прагматике. PDF Печать E-mail
Статьи 2013 (раздел)
01.04.13 11:53

К вопросу о прагматике.

Крижановская Ирина Александровна

старший преподаватель кафедры иностранных языков, СВГУ

 

Термин «прагматика» получил свою собственную интерпретацию, так как он именует широко известную в сегодняшнем лингвистическом мире специальную дисциплину, изучающую отношения знаков к их интерпретаторам.

Пятьдесят лет назад лингвисты крайне редко занимались проблемами по этой дисциплине. Судьба прагматики изменилась после того, как Авраам Ноам Холмский в конце пятидесятых годов опубликовал работу под названием «Синтаксические структуры» [2], в которой поставил задачу моделирования деятельности говорящего. Однако поставленная им задача не была решена до конца, так как в центре внимания продолжали оставаться в основном формальные грамматические структурные процедуры.

В начале шестидесятых годов Дж. Кац и единомышленники начали задумываться над тем, как включить значение в формальную лингвистическую теорию. Так, по мнению Катц и Фодора, границы описания языка должны затрагивать и знания о говорящем, и знания «о структуре языка, которая дает ему (говорящему) возможность использовать и понимать высказывание» [6, с. 176]. Таким образом, Кац и Фодор, указывая на второй аспект языка, прагматический, выдвигают предположение, что этот аспект языка исключает любую возможность использовать и понимать высказывание вне его контекста. Контекст, по их мнению, может отсылать к предыдущему дискурсу, социокультурным факторам и другим «нелингвистическим» знаниям.

Позднее Р. Лакофф и ее коллеги пришли к выводу, что синтаксис не может быть отделен от изучения использования языка. С этого момента на лингвистической карте стали проявляться четкие очертания прагматики [7]. В своей широко известной статье «Логика вежливости» Лакофф, впервые пытаясь объединить прагматику, в особенности феномен вежливости, с грамматикой, предлагает учитывать не только грамматические, но и прагматические правила [7, с. 296]. В связи с этим Лакофф активно исследует связь между лингвистической формой и социальной функцией языка.

Дж. Фирт подчеркивал важность ситуативного изучения значения речевых актов. Он первым разработал метод изучения речевой деятельности в контекстуальной ситуации общения. Этот метод включает в себя участников коммуникации, вербальные и невербальные действия, релевантные предметы разговора и эффекты сказанного [9, с. 33; 181]. Дж. Фирт исходит при этом из функционального взгляда на язык: специфические языковые формы имеют специфические для каждой ситуации функции.

Преемник Фирта британский контекстуалист М. Холидей развивал социальную теорию языка, исследуя взаимосвязь между «ситуативным контекстом» и позже «культурным контекстом», между семантическими функциями языка и его ситуативным употреблением, как в устной, так и в письменной формах, используя термин «регистр» [5]. Холидей постулирует три измерения ситуации: «поле» («field») – социальное действие, цель и тема), «состав» («tenor») – участники коммуникации и их отношения и «модальность» («mode» ) – канал, риторический жанр, который определяет роль языка в общем контексте действия и вероятностным образом коррелируют с языковыми формами.

Теория речевых актов Дж. Л. Остина [1] и Дж. Р. Сёрла [1] до сих пор является популярной и представляет огромный интерес для исследований прагматики. Суть теории Дж. Остина заключается в том, что языковые высказывания существуют не только для обмена информацией, т.е. являются «констативными», но и для того, чтобы дать людям возможность с их помощью осуществить те или иные действия. Такие высказывания Остин назвал «перформативными». В свою очередь Дж. Серл обсуждает ситуации общения в терминах условий или правил, которые должны быть соблюдены для того, чтобы определенный тип «иллокутивного» акта оказался успешным [1].

Позже Г.П. Грайс показал, что использование языка и интерпретация языковых форм осуществляются в соответствии с определёнными правилами и принципами общения. Грайс сформулировал постулаты (максимы) широко известного Принципа Кооперации и продемонстрировал возможности смысловой интерпретации высказываний в терминах разговорных (конверсационных, коммуникативных) импликатур или намерений. Выше названными учёными и были заданы две главные линии в развитии прагматики — акциональная и семантическая [4].

Дж. Н. Лич также включает прагматику в состав лингвистики. Она, по его мнению, изучает то, каким образом высказывания получают значения в ситуациях. Наиболее сильное воздействие на формирование прагматического подхода он признаёт за трактовкой значения в терминах иллокутивной силы и в терминах разговорной импликатуры. Вместе с тем Дж. Лич считает правомерным и необходимым сближение между грамматикой и риторикой. Свою «формально-функциональную парадигму» Лич строит в виде набора постулатов, фиксирующих различия между формальной и функциональной составляющими [9, с. 5]:

П1:  лексико-семантическая репрезентация (или логическая форма) предложения отличается от прагматической интерпретации.

П2:  семантика управляется сложной системой правил (= грамматична); общая прагматика контролируется коммуникативными принципами (= риторична).

П3:  Правила грамматики по существу конвенциональны; принципы общей прагматики по существу неконвенциональны, т.е. мотивируются коммуникативными целями.

П4:  Общая прагматика соотносит смысл (или грамматическое значение) высказывания с его прагматической (или иллокутивной) силой. Эта связь может быть относительно прямой или косвенной.

П5:  Грамматические соответствия определяются схемами. Прагматические соответствия определяются проблемами и их решениями.

П6:  Грамматические объяснения первично формальны. Прагматические объяснения первично функциональны.

П7:  Грамматика идеационна (существует в мыслительной сфере), т.е. формальна. Прагматика межличностна и текстуальна, т.е. функциональна.

П8:  Грамматика описывается в терминах дискретных и определимых категорий. Прагматика описывается в терминах непрерывных и неопределимых ценностей.

Дж. Лич отмечает, что семантика традиционно работает со значением как членом диадического отношения (знак — объект), в то время как прагматика имеет дело с отношением трёх сущностей (знак — объект — говорящий). Прагматика изучает значение с учётом речевых ситуаций [9].

Таким образом, язык как коммуникативная система включает в себя формальную систему (грамматику в самом широком смысле слова) и комплементарную по отношению к ней прагматику.

 

Библиографический список.

1.  Серл Дж. Р. Философия языка. Ред. сост. Дж. Р.Серл: Пер. с англ. – М.: Едиториал УРССб 2004. – 208 с.

2.  Хомский Н. Аспекты теории синтаксиса. Пер. с англ. под ред. и с предисл. В. А. Звегинцева. Изд. Моск. ун-та, 1972. – 259 с.

3.  Chomsky, N. Syntactic Structures. Walter de Gruyter; 2nd edition, 2002. – 117 p.

4.  Grice P. Logic and conversation // P. Cole, J. Morgan (eds.) Syntex and Semantics, V. 3; Speech Acts. N.Y.: Academy Press, 1975. – P. 41-58.

5.  Halliday M.F.K. Language as social semiotic: The social interpretation of language and meaning. London: Edward Arnold, 1978. – 256 p.

6.  Katz J.J., Fodor J.A. The structure of semantic theory, Language, 39. 1963. – Pp. 17 – 210.

7.  Lakoff, Robin T. The Logic of Politeness; Or, Minding Your p’s and q’s. In Corum, C. / Smith-Stark, T. / Weiser, A. (eds) Papers from the Ninth Regional Meeting of the Chicago Linguistic Society. Chicago: Chicago Linguistic Society, 1973. – Pp. 292-305.

8.  Lakoff, Robin / Ide, Sachiko (eds). Broadening the Horizon of Linguistic Politeness. Amsterdam/Philadelphia: John Benjamins. 2005. – 339 p.

9.  Leech, Geoffrey. Principles of Pragmatics. London/New York: Longman. 1983. – 250 p.

Последнее обновление 02.04.13 12:31